1. Если вы уже пользовались разделом ФККО, то мы просим вас оценить его работу и оставить комметарий в соответствующей теме
    Скрыть объявление
  2. Здравствуйте! Не стесняйтесь задавать вопросы на любые темы. Мы гарантируем ответ специалиста в течение дня.
    Скрыть объявление

КАКУЮ ВОДУ МЫ ПЬЕМ, КАКИМ ВОЗДУХОМ ДЫШИМ И ЧТО НАДО СДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ ОКРУЖАЮЩАЯ НАС СРЕДА...

Тема в разделе "Новости года экологии", создана пользователем Спецтранс, 17 янв 2017.

  1. Спецтранс

    Спецтранс Администратор

    [​IMG]Какую воду мы пьем, каким воздухом дышим и что необходимо сделать, чтобы окружающая нас природа стала чище и безопаснее? Начавшийся 2017 год объявлен президентом Годом экологии. На все 12 месяцев уже запланированы необходимые мероприятия, чтобы привлечь внимание общественности к проблемам в отрасли. Ямальские гидрологи свою работу знают хорошо и выполняют ее тихо и даже незаметно, но и у них проблем сегодня хватает.

    Это работа не для слабого пола. Чтобы пробить толщу льда, нужны стальные мышцы. На Оби три лунки для отбора воды на химический анализ и еще несколько – для исследований уровня и расхода воды.

    Пешня — рабочий инструмент гидролога. Чтобы прорубить одну только лунку на Оби, уходит почти полчаса.

    В подчинении Росгидромета в округе 27 постов на основных реках, на которых из месяца в месяц наблюдают за состоянием поверхностных вод. Все данные, собранные гидрологами за год, потом используют строители и речники. 2016-й запомнится многоводьем.

    «Естественный процесс в природе. Ничто на это не влияет. То, что там Казахстан воду берет, это на нас никак не отражается», — говорит Михаил Кузнецов, начальник отдела гидрологии Ямало-Ненецкого центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.

    Эту зиму гидрологи будут вспоминать еще долго. Толщина реки на Оби в январе — 83 сантиметра. При норме в 63. За 80-летнюю практику наблюдений с таким «перебором» специалисты Росгидромета сталкивались не часто. Морозы сделали свое дело.

    Кроме федеральной наблюдательной сети, на Ямале создана территориальная система экологического мониторинга, которая подчиняется окружным властям.

    Сейчас в регионе действуют 15, так называемых, фоновых полигонов – это определенные территории, где не ведется хозяйственная деятельность и куда каждый год выезжают ученые для отбора проб. Будь то исследования поверхностных вод, донных отложений, снежного покрова или растительного и животного мира.

    Для этих работ по контракту ежегодно привлекают научные организации. Кроме того, у округа есть договоренности с недропользователями, которые в последние годы довольно охотно делятся своими данными экологического мониторинга. И сегодня информация о состоянии окружающей среды доступна уже на 70 процентах всех лицензионных участков.

    Все наблюдения загружаются в единую систему. Ситуацию по экологии в округе специалисты в целом оценивают как «удовлетворительно-стабильную». И даже говорят о последнем тренде: идет снижение по объемам выбросов в атмосферу загрязняющих веществ. Правда, картина не всегда радужная.


    «Сегодня, анализируя те данные, которые поступают в систему, в принципе, есть компании, есть недропользователи, у которых есть данные, выпадающие из тех показателей, которые есть. По донным отложениям, водным объектам, по их качеству. И в отношении этих недропользователей мы не просто констатируем ситуацию. Мы стараемся разбираться в этой ситуации. Есть определенный нюанс, потому что с точки зрения экологического надзора, у субъекта нет прямых полномочий прийти и проверить все это», — пояснил Александр Гаврилюк, первый заместитель директора департамента природно-ресурсного регулирования, лесных отношений и развития нефтегазового комплекса ЯНАО.

    Разные полномочия — камень преткновения для решения еще одной давней проблемы. На весь Ямал всего один пост Росгидромета, где изо дня в день, из года в год наблюдают за качеством атмосферного воздуха. А нужно еще как минимум два. Особенно в городах Новый Уренгой и Ноябрьск, где население давно перевалило за сто тысяч.


    Да и Салехарду не помешал бы дополнительный пост. Сейчас идут переговоры с городскими властями о выделении земельного участка в центре окружной столицы для постоянных исследований загрязнения воздуха.

    «Но, к сожалению, для того, чтобы купить такие посты, у нас недостаточно собственных средств. Для этого мы обращались к округу. Местные власти вроде бы заинтересованы. Но с другой стороны, вероятно, нет возможности это профинансировать», — говорит Ольга Федотова, начальник комплексной лаборатории по мониторингу загрязнения окружающей среды.

    Один такой наблюдательный пост обойдется как минимум в два миллиона рублей. Как пояснили в профильном департаменте, округ готов помогать развитию федеральной наблюдательной сети, но только в пределах отведенных ему полномочий.


    «Развитие системы наблюдения за атмосферным воздухом, если идти по пути внедрения автоматизированных станций, мы понимаем, что нужно приобрести эти станции, их кто-то должен содержать, должны быть обученные люди, которые будут заниматься этими станциями, кто-то должен вести по ним расходы. И если читать напрямую: если это полномочия федеральные, то где федеральное участие? Я понимаю, что округ – это субъект с хорошей финансовой обеспеченностью, субъект, который многие вопросы решает самостоятельно, то тогда давайте эти полномочия передадим напрямую субъектам. И субъект будет отвечать в целом за экологический мониторинг. Или государственный мониторинг и будет выделять соответствующее финансирование», — считает Александр Гаврилюк, первый заместитель директора департамента природно-ресурсного регулирования, лесных отношений и развития нефтегазового комплекса ЯНАО.

    Судя по всему, вопрос этот решится еще не скоро. И, возможно, потребует дополнительных шагов на законодательном уровне.

    Источник